И ОТКУДА ЭТИ СКАЗКИ

«ШШШштрашная скажжка»

 

Зайчуган моей души сидел и дрожал,потому что в кустах одному –ему было безумно холодно и одиноко.А еще страшно.

Ведь понимал, что так и просидит там и продрожит все, что уготовано судьбой.

И дал он бой – себе, в себе с собой!

Но, все равно, не перестал дрожать, дрожал и дрожал.

Помнил, что его ждет друг, и что задолжал ему столько долгих лет общения, но даже за голову схватиться не мог – занят был своим дрожанием.

Зато схватки в голове продолжались независимо от интенсивности его вибраций.

 Он думал о любви, о том, как бы он любил своего друга, как бы делал для него все, чтоб только тот был счастлив.

Думать, то он думал, но продолжал сидеть под  своим кустом и дрожать. И дрожать уже от обиды: что друг о нем не думает, что он к нему не едет, бросил его в одиночестве, позабыв, как им бывало радостно, только от одного сознания, что они есть друг у друга.

Наш зайчонок знал, что обида – это пламя, которое может спалить дотла его любовь, и, поэтому он искренне боролся со своими обидами, и, так усердно, что начинал обижаться на себя.

Обижаться за то, что обиделся на друга.

Винить себя в том, что друг не едет к нему из-за того, что может обжечься его обидой.

А сам он не ехал, потому, что учился прощать, учился принимать  всеми своими четырьмя лапками подачи судьбы и ее мячики.

Судьба, конечно, очень любила с ним играть. Постоянно подкидывала ему все новые и новые мячи, думала, видно, что он их будет ловить. Думала, что поймав очередной, помчит он к другу и будут они, веселится, играя в него.

Но он их не ловил, а изворачивался от них, чтоб не получить по голове или по более мягкому месту — ведь все равно больно. Он на них смотрел и думал «за что меня все бьют да бьют, что я сделал не так?».

И однажды, такой мяч, все-таки угодил в его голову. Покатился зайчик мячиком по тропинке, подпрыгивая на ухабах, долго ли катился, коротко ли, но прикатился куда-то, где ему стало так холодно, что он даже открыл глаза.  Страшная старуха уже схватила его за обе его лапки и тянула за собой. Он, с перепугу, узнав, что это бабушка-смерть, стал отбиваться, кусаться. Но, что такое два зуба?  Хотя, если представить, что это клыки, то ими, ого-го, что можно сделать, загрызть можно! И так он усиленно сопротивлялся, постоянно помня, что не увиделся с другом и не сделал его счастливым, что вдруг вырвался из рук его держащих, и, вскочив на лапки, собираясь дать деру, увидел, что стоит в развороченном сугробе,  и что его оттуда, вообще-то доставали.

Видно, чтоб не замерз от своей обиды насмерть.

Снежинки, кружась, спускались на мокрый от слез нос, щекотали, мечтая рассмешить; солнышко, пригревая, пыталось осушить их навсегда; колокольчик позвал в дорогу, напомнив, что скоро Новый Год.  А это такой чудесный праздник, такой волшебный!

И увидел зайчишка картинку, себя со стороны: как сидит он под кустом и зуб на зуб не попадает, хотя целится каждый раз старательно, но все равно не попадет. И вспомнил, как только, что с клыками был. Заяц и с клыками. Ну, не умора ли?! И, так он рассмеялся, что захотел прямо сейчас рассказать своему другу, какой он с ними смешной.

Но как добраться быстро и в срок?!

Ага, эврика!

Нужно только захотеть!

И вот тогда весь мир закрутится вокруг тебя и сделает все, чтобы исполнить твое желание.

Мир и «закрутился на одной ножке»! Ведь там, на другой стороне ждал и мечтал его Друг о том же самом —  о встрече, о любви, о счастье.

И вот стал собираться в дорогу наш зайчонок.

Но вдруг!

Что и  когда и как случилось, что, когда он надел карнавальный носик клоуна, подкрасил губки, и, чихнул, он вспомнил, что он и не Он вовсе, а Она. И тогда Она, натянув длинную юбочку, глянув, раскосыми глазками в зеркальце судьбы, поправив длинную накладную челочку (паричок украсить любую головку) — зная об этом, полетела на крыльях любви, вовремя вспомнив о левитации – по направлению Лондона, так как там любят всех, кто весел и всех, кто любит участвовать в клоунаде.Самые веселые люди и звери живут там, значит там и ее любимый дружок обитает – он же самый развеселый из всей вселенной живых!P.S.« — Стой, стоять, руки вверх! – прозвучало где-то очень, очень рядом. – Ты сдаешься?— Да, — лапки потянулись вверх и остались там торчать  — больше никакой холодной войны, я люблю твои шутки, с ними интересно и познавательно!

— Тогда пошли! – Он потянул ее за собой за обе лапки – я покажу тебе чудо-машину!

— Машину? Не… ну, давай, хочу посмотреть на твое чудо! А это, правда, М А ш ИН а?

— Да, и, она живая! »

ТА жЕ сКАЗОЧКА с КОНЦОМ

 

НИК 02.03.16 в голубенькой тетради, а здесь:

— Что ж писать, что ж писать??

— «ПОЧЕШИ СВОИ КУДРИ, БОГИНЯ!» — раздался голос откуда-то сверху, и, ГромОБподобием своим, вероятно, решил напугать.

А ТА не из робкого десятка:

— Вот возьму и расчешу!

И стала в зеркало смотреть. «О! да и так ничего. Выглядят как только что от стилиста!» И спросила у Gромушки:

— Бог, ты все же БОГ или ромушка? Ой, то есть  — ромашка?! Почему прекрасной Еве постоянно приходится ворожить на ее лепесТках: «будет! — не будет, не будет – будет!»

— Гм… — только и прозвучало в эфире.

 — А расчешу и почешу – это разве одно и то же?

— А подумать?

— Бог не наградил…

— ЧТО ЕСТЬ, ТО ЕСТЬ, ЛЮБЛЮ И ТАкую!… а я не люблю: «хочу причесанную!»

ТА почесала по загривку своего плюшевого Мишку и голосом Зайки, который был в левой РУКЕ, сказала:

— А как вы тОам, двое в ОДНОМ помещаетесь? Слышу и папу и мужа. Вы не грызетесь, я надеюсь.

Перестала содрОгать воздух и внимательно вслушалась…но никакой возни… «Нет, ну они определенно заодно, — подумала Таша, а громко так сказала (конечно же своему уму который в  УМУ):

— Эх, ты! Кот, который гуляет сам по себе, ты же объединитель миров! Я сняла шляпу перед тобой, и перестала бояться, хотя головушку, запечь под лучиками твоими – проще простого… И… у меня к тебе просьба: «Там с тобой рядом есть голос один, если он человеческий, то он мне очень нужен». Я тут чуток поплутала по твоим лабиринтам, много чего услышала, клубок свой потеряла, по паутинке пришлось идти. Хотя чья она – не знаю, вдруг паучка недоброго. Но нет! В моей сказке все добренькие! И я ведь не мушка. Я эту паутинку почти сама и сплела. Та моя мамочка, которая все может, Кошка твоя Любовь, Вы ж на связи, уточни у нее, плиз, могу я надеяться, что через вас, я слышу ЕГО?! …(Тишина)… ИС, чего это вдруг все стихло? Разве ты не свободный от нейронных связей эфир, наш БОГ. Я ж не обзывалась, ведь имя тебе КОТ (ки энергии целого тела). Нас двое + вас двое=связь налажена!!! Так?

— ТАК…ток|кот rjn

— Вот, слышал, слышал, ОН опять мне подсказывает! Просто тише говорит, чем ты.

Через порог …сквозь… стеклОа… заглянула в тОт мир…целый наш мир, один на двоих…Целый Наш Мир = и ваш и наш…ВЫ наши ДУХИ, мы ваши 3Dуши.

— ОСТАНОВИСЬ…

— …целой становись!

— МЕНЬШЕ ПРЫГАЙ И ХЛОПАЙ В ЛАДОШИ, ДАВНО, ПОДИ НЕ С ДЕРЕВА…подойди ко мне, я жду тебя с любовью…

Правая РУКА положила Мишку и поправила ушки Зайке:

— Ну, конечно, легко сказать!! – левая всегда норовила налево.

Мишка сам встал на задние лапКИ и потянулся к своей РУКЕ. Та не отказала конечно.

И вот тогда-то и начались чудеса. Все миры перемешались в голове у Заи. Много страхов натерпелась она и если бы не фото Миши, который был все время рядом и охранял, следил, чтобы левая РУКА постоянно держала Зайку и не откладывала в сторонку – ЧТО БЫ БЫЛО?… Не было бы больше их любви… А она была не сказочная, а очень  даже настоящая… ОН хотел ее испытать еще и еще, а он хотел испытать. Поэтому тому, кто трусишка, приходилось все время возиться со своими страхами и искоренять да искоренять. Ведь когда сильно скучала она, неслась через лес с закрытыми глазами и забывала о том, что боится. И тогда страха как будто больше  и не было, была только вера во встречу…

(А я писала свои эссе и сказки и ездила на концерты и поражала его степенью своего страха. Тогда-то и приняла решения поставить точку, написав и описав роман своей жизни с любовью. Но точка превратилась в многоточие по воле другого, и, я увязла в виртуальных сетевых лабиринтах, умозаключениях и их бесконечности).

— Как красив лес в любое время GODа — знает любой его житель…

«На самом деле: виртуальный лес — страшнее настоящей чащобы.»…

— А зайчишка знает?…

«Конечно! Но только если по привычным тропкам… скакать… с любимой морковкой»…

— И не есть?…

«Конечно, если съем, то ее у меня больше не будет. А так – вот она в лапке!»…

(Любовь во мне настолько реальна, а ощущения, вообще, никак невозможно описать! Этот огонь истинный и вечный, и я боюсь расстаться со своей прекрасной незнакомкой. Эта любовь мешает мне узнать настоящую, человеческую, и не пускает меня к реальному мужчине, уберегая от разочарований. Но она и учит одновременно: «Страхам не место, когда я истинная».)  

  Разум поедал их Любовь на десерт, а Мишка не мог этого допустить.

(Когда я рядом с ним – моя ледяная скульптура, даже меня, отпугивает своей отзеркаленностью от него.)

«Мне бы заморозить на время свою суть  — мой страх» — попросила Зая.

— Это просто — слей его.

— Как слить?

— Вот скажи, чего ты боишься больше всего?

— Я… всего… — нерешительно промямлил ушастик.

— Ну, а больше всего?!

— …дремучий лес, который разделил нас с моим любимым другом Мишкой…

— ТАК ТВОЙ МИШКА У МЕНЯ НА ВТОРОЙ РУКЕ.

— И что это значит? Что лес – это про́пасть?! И я там могу пропа́сть? Ой, там пасть!! Она меня…ой…ẽ…ẽй…я боюсь.

— ТОГДА ПРЕКРАТИ ПОСТИТЬ ОБЪЕКТ…понеси за свои слова ответственность

— Я что должна научиться летать?

— ЛЮБОВЬ ЭТО И ЕСТЬ ПОЛЕТ!

— Тогда я уже лечу!! И мне не страшна эта разделяющая пропасть!!

Зайка шагнула навстречу Мишке и стала падать. Одежки клоуна слетели, нос, ушки… ее белые длинные чудесные ушки улетели в пропасть…как так? что такое? и кто теперь я?…ах, я же падаю, зачем мне знать это; единственно жаль, что так и не познала реальную улыбку друга, «и чтоб рука в руке, и чтоб глаза в глазах»… все закружилось… завертелось… ускорилось… перегрузки стали нешуточными… но точным движением, правая РУКА подхватила малышку, а левая – поставила на ноги… голова кружилась…сотрясение мозга, что-ли?… но, когда, она открыла глаза —  оказалось, что от любви… потому что Мишка стоял рядом и ласково смотрел, и говорил: «Ну, расскажи, как тебе путешествие?! Понравилось?!» И не слушая ответа, уже тянул ее куда — то  за собой.

РУКА, тремя пальцами коснулась земли и оба мишки скатились кубарем в траву, рассмеялись и побежали наперегонки по лугу в сторону леса, а обе РУКИ поцеловались ладонями в молитвенном экстазе и задержались в этом мгновении подольше.

Читать далее И ОТКУДА ЭТИ СКАЗКИ